(2015-05-18 13:16:42 GMT+03:00)

опубликовано в: Богослужения | 0

…Но надо и хорошо понять, что Причастие ко многому обязывает. Мы должны помнить о страшной болезни последних времён – теплохладности, когда человек духовно не растёт. Дело не в том, что он делает попытки, но ничего не получается. Даже попыток нет – он ходит в церковь, соблюдает посты, читает правило, соблюдает какие-то общие каноны, но это продолжается год, два, три, пять, десять…

И хочется сказать – если ребёнок в первом классе знает, что «дважды два равно четыре», и в десятом – «дважды два четыре», что же он делал десять лет? В духовной жизни происходит то же самое. И если мы дерзаем касаться Святых Христовых Таинств, мы тем самым берём на себя некий обет, что мы будем преображать свою душу. Повторяю, пусть неудачно, но мы попытаемся.

Если человек находится в таком состоянии, что он этого делать не может или не хочет, тогда причащаться не надо. Тогда действительно можно оставить 4-5 раз в год – чтобы совсем низко не упасть. Но, повторяю, мы призваны к преображению души, и Причастие в это непростое время должно быть регулярным, но каждый раз человек должен делать попытку преображения души и учиться бороться с окружающими соблазнами.

на священника Господом возложена большая ответственность – помогать своим чадам причащаться достойно. Грань очень тонкая. Если человек действительно готовился и стремится к преображению, а ты не поймёшь этого и не допустишь – грех. Не менее страшный грех – допустить того, кто не собирается меняться, но дерзает приступать к Таинствам.

У святителя Иоанна Златоуста есть страшные слова, обращенные к пастырям: «Поэтому ты, служитель Таинств, смотри, чтобы тебе не раздражить Владыку, если не будешь очищать это Тело, смотри, чтобы не дать меча вместо пищи. Но хотя бы кто и по неразумию пришел для причащения, воспрети ему – не бойся.

Бойся Бога, а не человека… Если ты сам не смеешь, то приведи ко мне: я не позволю этой дерзости. Скорее предам душу свою, нежели причащу Крови Господней недостойного; скорее пролью собственную кровь, нежели причащу столь страшной Крови того, кого не должно» (Святитель Иоанн Златоуст.82-я беседа на Евангелие от Матфея).

исповедь – это некая гарантия того, что человек находится в рамках канонов. Но не надо забывать, что и обычные, повседневные грехи – осуждение, рассеянная молитва и т.д. – опустошают душу. Святитель Игнатий Брянчанинов пишет, что рассеянность окрадывает молитву. «Помолившийся с рассеянностью ощущает в себе безотчетливую пустоту и сухость.

Из этого состояния рождается холодность к Богу, уныние, омрачение ума, ослабление веры, и от них мертвость в отношении к вечной, духовной жизни. Все это вместе взятое служит явным признаком что такая молитва не принимается Богом» (Святитель Игнатий Брянчанинов. Аскетические опыты). Мне кажется, когда православный христианин утверждает, что у него нет потребности в исповеди – это тревожный сигнал.

Протоиерей Евгений Соколов: Причащаясь, мы даем обещание стать святыми : Портал Богослов.Ru

http://www.bogoslov.ru/text/3647194.html

Межсоборное присутствие направило в епархии для обсуждения новые проекты документов, которые будут утверждаться на предстоящих Архиерейских соборах. Наибольшую полемику в церковной среде вызвал документ «О подготовке ко Святому Причастию». О дискуссии, развернувшейся вокруг сердцевины христианской жизни – Таинства Евхаристии – рассказывает руководитель миссионерского отдела Архангельской епархии протоиерей Евгений Соколов.